Надежда Стоева. Наталия Эфендиева. Петербургский театральный журнал

«Все сначала. От пасторали до стереоспектакля»: драматургия, заново изобретенная инклюзивной командой «Квартиры».
Кураторы лаборатории — режиссер Борис Павлович и драматург Элина Петрова.

Надежда Стоева. Пьеса как повод весело провести время

В рамках «Арлекина» — читки пьес, авторами которых выступили уже популярные в нашем городе люди с ментальными особенностями, актеры пространства «Квартира» и участники летних лагерей, где они вместе с драматургами пишут пьесы. Организаторов и участников много, но основные — режиссер Борис Павлович, драматург Элина Петрова, продюсер Ника Пархомовская. Читки на «Арлекине» — уже второй опыт показа на публику своих штудий от команды «Квартиры». Впервые они представили свои пьесы в феврале 2019 года на «Первой читке». Там жанровая определенность пьес компенсировала их краткость. Да, пьесы были небольшие по объему, но динамичные, с быстро развивающейся интригой, с узнаваемыми ситуациями. Детективный нуар, анекдоты или страшилки — сюжеты были не о болезнях или выздоровлении, а о мечтах, о том, что любят, от чего фанатеют или чего хотят достичь. Особенность ментального развития — не болезнь, а способ восприятия, образ жизни, в которой актеры и авторы пишут о том, что любят. Недавно в Театре Поколений состоялась премьера пьесы постоянной участницы социальных спектаклей Марии Жмуровой «Истории Майкла Джексона». Мария не так давно увлеклась творчеством Джексона и стала собирать на него своеобразное досье. Мария любит точные факты, поэтому пьеса сосредоточена на них и на прослушивании любимых песен. Никаких разговоров о скандале вокруг кумира, только факты творчества Джексона. Сколько выпустил дисков, какова их продолжительность и как долго они были на вершине хит-парадов. Борис Павлович в роли диджея ставит необходимый саунд-трек, и все участники пускаются в танец, имитируют лунную походку и узнаваемый вскрик… Мария мечтала написать пьесу, самой выбрать актеров, поставить спектакль и сыграть в нем. Все так и получилось. «Истории Майкла Джексона» оказались не о поп-певце, а о тех людях, которые воплощают свои мечты, о тех, кто помогает воплощать их другим.

 

Фото — А. Фефелов.

 

Новые читки «Все сначала. От пасторали до стереоспектакля» включали в себя семь пьес и один стереоспектакль. Расскажу о некоторых. Стереоспектакль выглядел полной импровизацией. Автор Павел Соломник говорил свой текст о шахтере, а Борис Павлович повторял его, создавая стереоэффект, и изображал работу отбойного молотка в шахте. Застроенный на рефренах и повторениях, стереоспектакль отбивал пульсирующий ритм веселой жизни: все промелькнуло, как нескончаемый поток угля, который добывал главный герой.

В жанре фантастического триллера и научной фантастики сделаны две другие пьесы. «Ночью апельсины падают с неба» Марии Жмуровой и Екатерины Сухоруковой, как понятно из названия, о нашествии апельсинов. В пьесе «Робот и человек» Станислава Бельского и Петра Чижова робот случайно совершает убийство и с помощью машины времени старается исправить свою ошибку, но даже цифровые достижения и машина времени бессильны. Роботу, как и человеку, помогает только другой человек.

 

Фото — А. Фефелов.

 

Многонаселенную пьесу Антона Флерова и Наташи Розановой «Один день из жизни Дуни» как раз и помогали представить публике все участники проекта. Их объявили как персонажей и посадили за стол, но читала всю пьесу от начала и до конца Наташа Розанова, расхаживая между героями. «Забавная история с песнями на стихи Леонида Дербенева» (такой подзаголовок имеет текст) оказалась веселой и драматургически выстроенной историей о счастливых буднях Дуни, работающей трубочистом. Пожалуй, самым необычным был психоделический триллер о путешествии Черной Шапочки, где рефлексия многих авторов, критика поступков главной героини и объяснение появления новых персонажей, не двигающих сюжет, органично вплетались в текст пьесы. «Черная Шапочка и ирландский волк» — черная комедия или даже фэнтези с социальным контекстом в самом озорном своем воплощении — написана пятью авторами: Максимом Слесарев, Акимом Норландером, Юлией Захаркиной, Татьяной Филатовой, Екатериной Сухоруковой. В результате коллективного творчества пьеса далеко ушла от французской сказки Шарля Перро. Авторы как персонажи выведены в текст в качестве голосов: «голос Макса», «голос Акима», «голос Кати». Они обсуждают поступки Черной Шапочки, недовольны ею или хвалят, добавляют подробностей для объема характера или вводят, например, «ежика по имени Толик», который должен переродиться. Перевоплощение, оборотничество и попытки варить зелье — сюжеты, встречаемые во многих книгах, мультфильмах и кинофильмах. Все перипетии пьесы были встречены дружным хохотом зрителей и авторов.

Принципиальным для меня в этой программе была нескрываемая мотивация написания текста — для интересного времяпрепровождения, веселого, познавательного. Создают текст не только потому, что нельзя не написать, не высказать, не создать, но и потому, что это интересный и веселый способ проживать жизнь, это игра. И как любая игра, написание пьес — опыт, помогающий осмыслить, отрефлексировать различные, пусть и фантастические, ситуации.

Наталия Эфендиева. Ловцы снов

На XVI Всероссийском фестивале театрального искусства для детей «АРЛЕКИН» впервые прошли читки пьес, написанных актерами проекта «Квартира» и с их же участием. В феврале на юбилейном Володинском фестивале этот формат уже был опробован — с большим успехом. Но тогда авторы наблюдали за чтением из зала, вместе с остальными зрителями. К «Арлекину» обновили и формат, и название (с пояснительным подзаголовком) — «Всё сначала. От пасторали до стереоспектакля»: драматургия, заново изобретенная инклюзивной командой «Квартиры» (худрук Борис Павлович, куратор Элина Петрова). С них и началась программа читок «Арлекина».

 

Фото — А. Фефелов.

 

В каждой из восьми прочитанных в Доме Актера пьес фантастическое и/или фантасмагорическое, неправдоподобное, сказочное свободно соседствует с привычным и заурядным, нередко произрастая из него. Практически каждый драматург так или иначе разрабатывает тему фантастики обыденной жизни. Каковая была свойственна, например, гофмановской прозе. И чем реалистичнее обстоятельства, тем более фантастическими становятся истории.

В «Одном дне из жизни Дуни» расхожий, казалось бы, сюжет о жизни многочисленного семейства (мама, папа, две пары близнецов — девочки и мальчики, дедушки, бабушки, собака). Но уже в момент представления героев понятно, что история будет удивительной. Мама трудится трубочистом! Папа — курьером, и, как станет известно позднее, делает это в свободное от работы главным управляющим отеля «Астория» время. А открывается пьеса ремаркой «Сцена 1, в которой Дуне кажется, что все ведут себя странно».

В «Истории обычного человека с необычной судьбой» за первой бытовой сценой сразу же следует сцена сна главного героя — Александра Николаевича, учителя истории и директора вечерней школы. В нем он в который раз видит поле боя, на котором с двумя военными отстреливается от врагов. В «Ночью апельсины падают с неба» (пьеса Маши Жмуровой заняла первое место в моем личном рейтинге) и вовсе обнаруживаются мотивы романов Джека Финнея и Стивена Кинга. Город переживает нашествие апельсинов, которые сначала просто валятся с неба, а попав в подземные каналы со сточными водами, оживают и начинают разговаривать. В связи с чем возникает риторический, но так и не озвученный вопрос о химическом составе этой воды.

В «Истории двух дальнобойщиц» сама профессия героинь уже представляется фантастической. Маршрут и груз, которые они должны доставить, подкрепляют это впечатление. Лихие девушки везут из Будапешта в Иерусалим две фуры: одну с английским виски, вторую с дровами из ольхи. Проезжая по автобану где-то под Анкарой, спасают лисенка, а заканчивают увлекательный вояж в баре с крутым танцором Юрисом.

 

Фото — А. Фефелов.

 

В «Я с тобой поздороваюсь», «Робот и человек» и «Черная Шапочка и ирландский волк» фантастические и сказочные мотивы возобладают над бытовыми. Для начала, героиня первой из названных пьес — принцесса Нинита — не любит здороваться, да еще и капризничает временами. Однако меняется, влюбившись в симпатичного гостя по имени Александр. Молодому человеку, правда, ради таких позитивных перемен приходится пожертвовать всеми зубами. Но важнее, что оба теперь счастливы и могут сыграть долгожданную свадьбу. У следующей пьесы есть подзаголовок «Пьеса о путешествии во времени». И действительно: из 2019 года мальчик Игорь и робот Максим отправляются на машине времени в Юрский период (привет Стивену Спилбергу, разумеется!) в гости к тиранозаврам. По дороге назад ссорятся, и Игорь погибает. Максим не теряется и заменяет друга виртуальной копией. История разрешается трагически, и это единственная пьеса с печальным финалом. Название последней пьесы иронически отсылает к сказке Шарля Перро. Но этим ирония сочинения Максима Слесарева, Акима Норландера, Юлии Захаркиной, Татьяны Филатовой, Екатерины Сухоруковой не исчерпывается. Фабула французской сказки сохранена: девочка отправляется в лес и встречает волка. На этом сходство заканчивается, и начинается собственный оригинальный рассказ, в котором действие развивается в 90-е годы XIX века, героиня любит черную магию и ходит в черном с головы до ног, а волку на момент их встречи стукнет целых 90 лет. Довершают авторскую фантасмагорию заяц-оборотень, ангел зайца и поляна светящихся грибов.

Несомненно, важнейшая составляющая каждого без исключения текста — юмор. В одних случаях он рождается из словесных гэгов героев (Черная Шапочка: Молчание. Ягнят), проявляется в авторских ремарках: «Дома у учителя. Поздний вечер. Учитель по привычке выпивает» («История обычного человека с необычной судьбой»). В других — из ситуаций, в которые попадают герои («Один день из жизни Дуни»). Через фантастические преувеличения, через шарж на реальность и даже (возможно) на себя начинающим драматургам «Квартиры» удается преодолеть границы, ставшие привычными и для них самих, и для окружающих. А вот терапевтический эффект конкретно этой работы, которую ведут Борис Павлович, Элина Петрова с командой профессиональных драматургов и Ника Пархомовская, и полученных совместными усилиями текстов еще лишь предстоит осмыслить.